Опадает шелковица

Опадает шелковица мёдом капая в траву, 
фиолетя тротуары летним красочным тату, 
пухом порошат аллеи великаны тополя,
только липа-торопыга отчего-то отцвела.


С хвойных далей Аппалачей, 
                       с синих Беркширских вершин
сполз туманом, не иначе,
                      к нам седой российский сплин.
Заболелося хандрою, расхотелося читать,
может возраст здесь виною,
                             может лень моя - как знать.


А быть может просто это,
                                       весну съевшая и лето,
ненавидима всем светом
                                        и с Короною надетой
на змеиную главу, всё на пандемию спишем,
мою лень, хандру и сплин,
                                  и даже весовой излишек.


Кто захочет - тот сумеет
                                  доказать что он мужчина,
кто хандрит, пусть пузо греет,
                                  он найдёт всегда причину
оправдать себя искусно.
                                        Аллергией с тополями,
непогодой, чёрной кошкой,
                                         отравлением грибами.  


Так что сплин или хандра,
                                           лень гоните со двора
и бегом, скрипя костями, за улыбками с утра.


Дождь застучал в окно

Дождь застучал в окно
и ветер начал плакать,
вчера под окна снега намело,
а нынче мерзопакостная слякоть.

Зима, как бесприданница
не знает кто сосватает,
кто люб, тот не старается,
ну а другой - не радует.

Февраль мы звали «Лютень»,
пурга, не видно света,
а нынче, встанешь утром –
не знаешь, что надеть то.

Без скатерти без снежной,
без сказочной постели,
как же искать подснежник,
под дождь и без капели.

Иль зимы постарели,
иль мы, вдруг привереды,
метелей захотели,
забыли, то что деды.

Поэзия кому забава

Поэзия кому забава, кому-то радость и печаль
одним литавры, а другим напевы лиры,
слова змеей под дудочку факира,
качая головою, уплывают вдаль.

Забытое давно, быть может, кто-то вспомнит
ведь наша память не прирученный зверёк,
порою мелочь, штрих какой, а сердце вздрогнет
и затепли’тся, кажется, давно потухший уголёк.

Вечерний снегопад, как тополиный пух кружится,
вальсирует с огнями и застит глаза,
и звёздочкой хрустальной мне на щеку садится
один лишь только миг и капелька - слеза.

Вечерний снегопад – подарок сердцу скромный,
далёкий зимний парк в заснеженной стране,
аллеи замело да так, что и не вспомнить,
а был ли тот декабрь иль всё приснилось мне.

Вечерний снегопад и дудочка играет,
под белою чалмою спрятался факир,
а я с мечтой танцую, которая летает
и укрывает пухом мной выдуманный мир.
      * * *
Я собрал грехи свои в мешочек
и в лесу под ёлочкой укрыл,
может быть когда-то кто захочет
эту ёлку сделать Christmas Tree.

И тогда под перезвон хрустальный
напоённый мокрым и сухим
Jingle Bell весёлый и сакральный
вмиг отмолит все мои грехи.

Ну, слава Богу, кончилась зима

Ну, слава Богу, кончилась зима,
почти, хотя б в календаре,
ведь март коварен,
       может пошутить сполна
и снега намести, как в январе.

Но череде
   всех зимних праздников пора
сдавать мандат веселия
                красавице весне,
так не грустите бабушки,
                 по правде говоря,
в «Заботе» есть заботницы,
                что трудятся не зря
и сочинят нам праздники вполне.

Как говорили в шутку,
                   деткам прибаутку,
чтобы не шалили - маленький урок:  
« Не грустите бабки –
                     будет вам и дудка,
не грустите дедки –
                     будет вам свисток».

Когда ручьи поют романс

Когда ручьи поют романс
о лужах и о грязи,
погода явно не для нас –
сплошное безобразье.

Холмы снегов на паркинг-лоте
сдадутся скоро под дождём,
немного жаль
         затопленных мелодий
о неслучившейся зиме,
        которую уже не ждём.

Струятся резвые ручьи -
родимые струитесь,
примите в заводи свои
отходы улиц и строительств.

Прощальных слёз не осуша,
проплакав вечер целый,
под утро тихо не спеша,
      куда-то уплыла душа -
ей нечего здесь делать.

Она плывёт встречать рассветы,
ей беспокойной не до сна,
быть может там на юге где-то
ей машет грозами весна.

Золотой наряд тебя не просят

Золотой наряд тебя не просят
надевать так скоро, ведь еще сентябрь,
милая кокетливая осень,
погоди немного зелень прятать.

Не спеши одеть канадского монаха
в красную епископскую рясу,
пусть поёт псалмы еще бедняга -
холода покров его раскрасят.

И не плачь ночами, слышишь осень,
убежало лето, ну да ладно,
его где-то в жарких странах носит,
зато здесь хоры цикад поют так складно.

Потряси дубняк, примерь мониста,
что висели праздно где-то в кронах,
нацелуйся с ветром-гармонистом,
он ещё не злой, ещё зелёный.

Не сердись, уже октябрь скоро,
в Покрова засыплешь землю златом,
паутиною облепишь все заборы,
Halloween придёт на радость всем ребятам.

Дождались мы весны

Пришёл Великий Пост, мелькнул Пурим,
               грядет Новруз-Байрам,
Мацу начали продавать, а кто-то пасху ждёт,
                        да по ночам
шальные кошки разливаются дурными голосами.
Что ж, может быть блудливая весна не за горами?

Природа стосковалась по теплу,
            по зелени на солнечных аллеях,
по запаху весеннего дождя, но что всего милее,
по пению дроздов,
          взрывающих наш сон в открытых окнах,
журчанию ручьёв и беличьим хвостам
                         мелькающим на соснах.

Как хочется, проснувшись на заре,
                        прохладу упоенно пить,
босыми шлепая ногами,
        не позабыв за всё, судьбу благодарить.
В несбытом - не её вина,
                а в сбытом – лишь её заслуга,
но главное – дождались мы Весны,
               как долго ждали мы друг друга.
Как замечательно на свете просто жить!!!!!

Вот снова листопад

Вот снова листопад, а это значит осень,
с отжившею листвою года смешав, уносит,
ночами льёт дождём, у неба вскрывши вены,
и каплями стучит «Осенний вальс» Шопена.

Носясь под потолком, покоя ищет муха,
мешая тишине ночной и музыке дождя,
как боль зубная, как отравитель слуха
жужжанием своим выводит из себя.

Вокруг давно все спят, заснуло всё живое
и в этой, вроде, тишине нас только двое;
твоё, страшащееся смерти тельце
да и моё, шестипудовое увы, пузовладельца.

Под тиканье часов проснулась наша сонность,
затихла муха где-то и шум дождя затих
и мысли, улетая в небесную бездонность,
рождают новый день, родивши этот стих.

Последний привет уходящего лета

Последний привет уходящего лета
Нам ветер приносит с прохладных полей.
Весна, словно юность, оставлена где-то,
А осень несёт память прожитых дней.

Но в золоте трав, и в рубинах рябины,
В хорале торжественном зрелой земли,
И в песнях небесных высот – журавлиных,
Грустинку осеннюю мне принесли

Как годы летят, вот и выросли дети
И дней молодых не вернуть нам вовек,
Но чуточку жалко, что кто-то на свете
Не скажет нам вдруг: «Молодой человек».

Пора золотая, пора золотая,
Прохладою веет от мокрых аллей,
И ночи длиннее, и дни словно тают,
Но может не стоит о прошлом жалеть?

Осень

Вновь туманы над сонною Цной закачалися
И заря с каждым днём позже будит усталый рассвет,
Это осень-подружка рябиной в окно постучалася,
Чтоб с багряной грустинкою мне передать твой привет.

Здравствуй милая осень, моя златовласая спутница,
В день рожденье твоё пред тобою склоняюсь главой,
Наважденье моё, сладкий сон и моя непробудница,
Мёд хазарской хурмы и кислинка калины лесной.

Ты прости меня осень, что шалой весенней распутицей,
Меня часто кружил непоседливый ветер хмельной,
И за эти тревоги моя ненаглядная умница
Пред тобою я низко склоняюсь главой.

Геленджик

Прощай наш Геленджик,
               раскинувший победно
За зеркалом залива, зелень гор,
Печален чаек крик
            парящих в волшебстве
                      воды и неба
И судящих их вечный спор.

Прощай вечерний бриз,
           задумавшись у сосен,
Ты не будил дремавший наш костер,
И с гор, стекая вниз
        ночной прохладой, осень
Вела с природой тихий разговор.

Прощай приют добра,
       веселье встреч, крещенье
Водой,
       прибывших с горных троп,
                        и смех,
Мелодии костра,
       извечное движенье
Волн-непосед, не усмиривших бег.

Летит за далью даль,
           восторги новизны
Оставят память призрачных даров
И тихая печаль
          заполнит наши сны,
Уйдёт на зов не гаснущих костров.

Южная осень

Вот в пурпур одевает кизил
Геленджикская щедрая осень,
Воздух леса прозрачен и стыл,
Первый лист горный ветер уносит.

Золотая осенняя тишь
Над бегущей с вершины рекою,
И куда же ты речка спешишь
Среди золота сна и покоя?

Ведь спеши не спеши, не догнать,
Даже в омуте жаркого бреда,
Уходящую в зарево рать,
Отзвеневшего теплого лета.

Ночка Купальная

Не ищи Купалинку на заре,
Не студи ты ноженьки в серебре.
Скинь ты юбку мокрую от росы,
Распуши-ка длинные две косы.

Песню ворожбинную пропою,
Зельями дурманными напою.
Ноченькой Купальною унесу,
В эту ночь не страшен мне Божий Суд.

Солнышко разбудит нас поутру,
Твои глазки мокрые - я утру
И тогда я милая повинюсь,
На тебе красавица не женюсь.

Зря мочила ноженьки в серебре,
Цвет потух Купальный на заре.
2012

Зима

Чтой-то девоньки закручинились,
пошто грусть-тоска куделя прядёт,
то ли мил дружок тут причиною,
то ль, что весь февраль
                                снег метель метёт,

Расплясалася зима-матушка,
то ли бес взыграл,
                               то ль вошла в азарт,
поплясала старая, ну и ладушки
иль забыла ты – скоро месяц март.

Серебра поди – сундуки полны,
хрусталя поди –
                               не счесть спрятано,
ишь рассыпалась –
                                да не днём одним,
ишь развесилась бриллиантами.

Вот ужо придёт март-распутничек,
потекут ручьи, зазвенит капель,
кошки шалые закричат в ночи,
закружит гульба-любовь карусель.

Чтой-то девоньки закручинились,
пошто грусть-тоска куделя прядёт,
то ли мил дружок тут причиною,
то ль, что весь февраль
                                    снег метель метёт.

Серебряный месяц

Зеркальный месяц плывёт в лазури неба,
уставший снегопад
                          свернувшись спит в сугробах,
свирепый лютень где-то
                                  спрятал на потребу
последнюю метель в своей утробе.

Ну вот ещё одна зима от нас сбежала,
ещё одна метель и здравствуй солнце,
а это значит, что опять пора настала,
стряхнувши лень, идти вперёд бороться.

Вся жизнь – борьба,
                                 покой нам только снится,
хвала творцу, что жизнь вокруг бежит,
пусть мы уже не мчимся в колесницах,
но можем смело в кресле
                                     поговорить за жизнь.

Припомнить про любовь,
                                     пока ещё не поздно
и угольки костра ещё пока теплы,
с улыбкой вспоминать весеннюю мимозу
и эвкалиптов стройных шершавые стволы.

Одна ступенька вниз,
                                    а сколько их осталось,
опять хвала творцу – не знаем наперёд,
спасибо что в любви не разочаровалось,
хвала за то, что есть, что было и что ждёт.