Три сотни тысяч баксов

Намедни выиграл я три сотни тысяч баксов,
Но сколько жизни той и на хрен деньги мне,
А чтобы добрым в памяти остаться,
Решил раздать знакомым и родне.

Жене, конечно, десятку дать придётся,
Зачем ей больше ведь не ест, не пьёт,
А в памяти я бабник и пропойца,
Что в дом лишь неприятности несёт.

Двум внукам по десятке тоже хватит,
Пусть трудятся, у них всё впереди,
Я в их то годы пахал за бога ради,
Да и за то, что СССР всех победит.

Вот дочке сотню дать ничуть не жалко,
Дом у неё, кредиты и долги,
Работа нервная, да то, да сё, не сладко,
Да шмотки женские, чай не мои портки.

А вот знакомым, в Second-е конечно,
Совсем не знаю сколько и кому, 
Людмиле с Аллой, как друзьям сердечным,
А то другие неправильно поймут.

Арт-директрисе, нашей примадонне,
На скромненькое платье от Версаче,
Я знаю точно, ей б носить корону,
Да здесь не принято, подумают иначе.

За корректуру Кате да и Тане,
Ведь и коррекция совсем не ерунда,
Костюмчик Риччи, туфли от Армани,
Пустяк конечно, но в памяти всегда.

А остальным, что б были не в обиде, 
Я сладенькое что-нибудь куплю,
Да и себя, конечно, в лучшем виде,
На фотокарточке от боженьки пришлю.

Карибу манго

День угасал за окном, 
Вышла на небо луна,
Ужин забылся давно,
А я опять голодна,
Но инфантильный свой вес,
Я берегу словно крест,
В тяжких трудах, как смогла,
Тыщу калорий сожгла.

Карибу манго, карибу манго
И авокадо чуть-чуть,
В глазах бананы 
                          танцуют танго,
Ещё б конфеток
                            каких-нибудь.

Время ложиться в кровать,
Но ни за что не уснуть,
Может пойти погулять,
Вот ведь наелась, аж жуть.
Завтра придётся опять
День без еды мне страдать,
Жиру могилу копать,
Тыщу калорий сжигать.

Припев:  Карибу и.т.д.